?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry Поделиться Next Entry
Тексты песен Ночные Грузчики - "Танцуй и думай"
night_loaders
 Ночные Грузчики - "Танцуй и думай"

Треклист:
1. трудовая книжка
2. взрослым
3. лабиринт будды
4. нетрезвое
5. быть хорошим человеком
6. внутренний голос
7. шикарная жизнь
8. быть плохим человеком
9. я ненавижу таких людей
10. гришковец и собака
11. козий трахальщик vs ягненок

Трудовая книжка

Наверное, буду все время улыбаться, проезжая по улице Орджоникидзе.
просто, когда я работал с мужиком Серегой в доставке питьевой воды,
будучи пятнадцатилетним слегка прыщавым тупицей,
именно на этой улице у меня поднималось настроение и следы
усталости пропадали, когда тащил на четвертый этаж одной дамочке бутыль,
зная, что она через дверь спросит: "Это артезианские колодцы?!".
я всегда улыбался ее глупой реплике, говорил "Да", проходил,
ставил бутыль, она тоже улыбалась, я смотрел, зная, сейчас она повернется
и пойдет взять деньги на тумбочке, неизменно была она
в фартуке и короткой майке, и когда она поворачивалась, то я
видел ее красивые длинные ноги и зад, обтянутый трусиками, вот он, протяни руку - на
нужно было торопиться, график, а мне хотелось подольше постоять.
А однажды я был благодаря ей почти счастлив. В тот раз
было холодно. И я стоял, грелся, потирая руки, ждал, что она к тумбочке пойдет.
И она пошла. И, мой бог, на ней не было трусиков. Сейчас
я полюбил всех странных людей, чувствовал я, открывая удивленно рот.
сел в машину – посчитал 2 рубля за бутылку, то есть сегодня поднялся на 60
мы болтали с Серегой, и он сказал, что тоже видел эту прекрасную задницу
и он разрушил волшебство этого вечера, мы едем домой, фонари горят
плюнь ты думаю я, не жадничай, пусть не только ты это видел, какая к черту разница

Лето было более, чем теплое – такое, что без пива не то, что негоже, а просто грешно
Я, в папиных джинсах, подогнутых в четыре раза, и в папиной джинсовке по улице Газовской шел
И меня не пугали даже гопники, которыми те места изобилуют – было еще слишком рано
Я шел на работу от остановки, согретый солнцем и мечтами об электрогитаре
Я работал дай-подаем, а, если уж официально, то гордо – маляром-подсобником
Ходил по хрущовке, звонил в квартиры – мол, красим окна, освободите подоконники
Старушки с деревянными от лака прическами, молодожены пока еще счастливые
Некоторые кормили, одна подарила перчатки, кто-то загревал полтинником
Мой напарник, добродушный запойный мужик лет пятидесяти с багровой плешью
Был еще сварщик, говорил, знал Сукачева, был парень с синим драконом на предплечье
Был прораб, то ли гном, то ли татарин, кудахтая от смеха, рассказывал, как они похмелялись
И закусывали объедками рыбы из помойного ведра, в которое перед этим сами все ссали
А Я ел мамины бутерброды, пил молоко – надо пить молочное, когда работаешь с краской
А коллеги разбирали на цветмет гараж, отданный нам местным пьяницей под раздевалку
Сдавать бегал, конечно, я, с капроновым мешком – до приемника полтора километра
Покупали водку, а я не пил, чтоб после работы купить на остановке аудиокассету.
Приходил я домой, отмывал кудри от краски, слушал новую кассету возбужденно
Ждал братишку из школы, чтоб кассетой похвастаться, пересказать историю про Сукачева
Потом уходил пошататься по городу, зайти в музыкальный магазин, поглядеть гитары
Скоро у меня будет такая же – думал. Я был тогда счастлив, хотя и не знал этого.

Взрослым

Стать взрослым значит жить в чужом городе.
с той, кто хочет родить от тебя в следующем году
Иметь возможность выбирать: растить ли бороду.
Выгребать очистки из раковины рукой и готовить еду.
И покупать что-нибудь к чаю. Заходить в аптеку.
Может, заглянуть по дороге в книжный.
Другие женщины в метро, давление, лето
чуть пьянства, больница, смерть дальше и ближе.
Мне 20, глянь, я уже совсем взрослый
у меня уже простатит от инфекций.
Скоро будет с работы. Ей со мной просто.
чуть не забыл: купи хлеба и специй.

Стать взрослым значит жить в чужом городе
И, стоя с банкой тушенки в длинной очереди
Безуспешных людей в магазине эконом-класса,
Думать о пошлом. Чуть взгрустнешь – напиваться
И знать несколько средств, как лечить похмелье,
А еще зимой ходить без подштанников
И точно знать, куда едет этот троллейбус
И уметь одной рукой расстегивать бюстгальтер
Посылать исключительно на хуй, а не в жопу
Не имея дырок на черных носках
Считать себя одиноким, все время хотеть все бросить
И ждать девочку, которая родит мне слона

Лабиринт будды

Лежу, не сплю. Один в обесточенном кубе комнаты в мошонке ночи
потной. скрипя кроватью, углы вокруг себя ворочаю. бессонница
намазывает меня на простынь, крутит свою икающую пластинку
пересчитал под веками всех овец на лугу, сосчитал каждую травинку
но нет! я все еще здесь. добро пожаловать в явь. нет таблеток снотворного
и мысли селитерными червями заползают в треснутую голову
и жрут мозг, тут же высирая обратно, вонючие мрачные
небо розовеет медленно, в усталых глазах белки розоветь начали
скорей заснуть, проснуться, хоть что-нибудь! пусть хоть вчера начнется вместо завтра
но нет, тупое время замерло и пялится, как черт жрет меня задом
встану сейчас, зажгу спичку и, не знаю… проглочу так просто
представлю, что я бензобак свежеокрашенного школьного автобуса
вот спичка упадет на дно моего желудка и автобус взлетит к черту
взлетит и обрушится спутником на деревню или маленьким солнцем на город
я хочу порвать все живое, расковырять нарывы материи до вопиющего духа
уснуть от ужаса перед тем, что наделал и завтра проснуться молодым и злым Буддой

смотри по сторонам, и назад смотри и убей всякого, кого встретишь
встретишь Будду - убей Будду, встретишь патриарха - убей патриарха
встретишь святого - убей святого, встретишь отца и мать - убей отца и мать
лишь так достигнешь ты просветления и избавления от бренности бытия
смотри по сторонам, и назад смотри и убей всякого, кого встретишь
встретишь Будду - убей Будду, встретишь патриарха - убей патриарха
встретишь святого - убей святого, встретишь отца и мать - убей отца и мать
лишь так достигнешь ты просветления и избавления от бренности бытия

не самая лучшая ночь, что ты делаешь, ищешь, от чего прикурить в полчетвертого
мечтаешь о новом свитере, о бороде или зарплате в тысячу долларов?
утро никогда не настанет, никогда не приедут поливальные машины
или вообще окажется, что мы на луне или что ты с рождения был кретином
сон дразнит человека, уснуть не получится, хочется, ты еще в комнате?
или уже с той с той стороны окна? сохраняют ли еще четкость контуры?
ты человек или кусок говна? ты понимаешь для чего существуешь?
женщина спит, порнография не вставляет, то есть ночь проходит опять в холостую
еще не придумали здравый смысл, можно ли уничтожить мир из окна?
десять этажей, метров тридцать навскидку, хочу, чтоб самолеты врезались в дома
города горят, рушатся, красота, я это устроил вдохновения ради
подлость, верность, благородство, спокойно медитировать – с какой стати?
с какого дерева рвать эти плоды, на какой станции мне сойти?
я заблудился в лабиринте влагалищ, не привязал нитку и не знаю пути
устрою импровизированную карусель на древе изучения добра зла
этот мир перестает существовать, ведь я закрываю глаза

смотри по сторонам, и назад смотри и убей всякого, кого встретишь
встретишь Будду - убей Будду, встретишь патриарха - убей патриарха
встретишь святого - убей святого, встретишь отца и мать - убей отца и мать
лишь так достигнешь ты просветления и избавления от бренности бытия
смотри по сторонам, и назад смотри и убей всякого, кого встретишь
встретишь Будду - убей Будду, встретишь патриарха - убей патриарха
встретишь святого - убей святого, встретишь отца и мать - убей отца и мать
лишь так достигнешь ты просветления и избавления от бренности бытия.

Нетрезвое

Не пьяный. но утро какое-то нетрезвое. я его передразниваю, прихлебывая кофе,
а потом на остановке стоя. девятиэтажки заразили небо своей серостью
красивая кондукторша протягивает мне билет и сдачу нежной рукою
чахоточная маршрутка везет меня куда-то. Все, что хочу – чтоб она не останавливалась
выхожу. торговый центр. пойди оденься красиво, завтрак по-европейски, а, может, суши белобрысая в мини-юбке улыбнется тебе, да пусть даже мне – мне не сделается лучше
с ума схожу, курю так, что уже чувствую себя, будто бы дерьмом напичканный
отравляю себя без всякой жалости. ненавижу все до глубокого безразличия
еще пытаюсь оправдать свое существование - работать билетером, звонить домой, писать прозу
все кажется одинаково никчемно. Давно не влюблялся. Девушка, стойте, вы так красивы безбожно!
На какие рельсы положить свою жизнь?! Стать неофашистом… удариться в веру?!
Я поймал золотую рыбку, да вот только дохлую. Сожру ее с пивом, еще раз брошу невод

все уже давно осточертело, и больше не хочется задаваться вопросом "кто ты?"
хочется денег, где деньги, нету денег, где работы, нету работы
то ли смерти ждешь, то ли просто чалишься, то ли думаешь, куда бы вставить член
разговариваешь с кем-нибудь, обмениваешься говном и продолжаешь оставаться некем
смотришь на шрам у продавщицы от кесарева, на хер ей эта майка короткая
на хер мне сто пятьдесят похмелий в год, на хер мне нужен секс или шмотки
крейзинес подобрался сегодня совсем близко, кишки набил льдом, страшно, обидно
увидел себя в зеркало и чуть не обосрался, сколько в глаза вмещается суицида
главное, перетерпеть еще одно похмелье, спрятаться, переждать сумасшествие
не сдохнуть от инсульта в июле, чтобы не заразил бритвой спидом какой-нибудь бешеный леший
и сердце бы не остановилось, и не было бы землетрясения, из окна бы не выпасть
я ничего не боюсь, я буду жить вечно и буду ебать все, что движется, всех подряд класть.

Быть хорошим человеком

Я хочу быть хорошим человеком, я иду по улице
Невыносимо: Рыжий мудак смотрит с плаката
Главное не сорвись, главное не пей, главное докажи себе
Что ты человек, а не говна кусок положенный на лопату
Отражение в ветрине, станция метро, магазин магнолия,
магазин сток, цветочный, уважение Проявите дети.
Ларек с шаурмой, аптечный киоск не смотрите, не смотрите.
гипертониеческий кризис у дяди жени, и проблемы с женщиной.
И с передвижением. Небо без облаков, с какого неба
В центр Москвы упала эта больная обезьяна
Почему-то до сих пор не стал великим писателем
Я послал тебя в жопу случайно дорогая – потому что был пяный…
Извини. Но ты тоже виновата, пошла за вражеским поцелуем
Не правильно. Ты должна быть со мной, а не с каким-то уродом
Ведь я пишу лучше, чем писал.. Хемингуэй в мои годы
Вселенная разлетится, если этот чел своих хуем…
Если он… будет выпаливать на лестнице, тебя когда ты куришь
Я пуду пиздить его до белой блядь крови я соржу его вместе с говном
Я небо сброшу на землю.. Я выброшусь…
Я выброшусь и разбросаю свою кишки под твоим окном
Да я же люблю тебя дура! ты хочешь накрыть это в миг
Хочешь скормить меня блядЯм?! Вон они за окном
Распродают вагоны моих неснятых фильмов и не написанных мною книг!

Ты говорит скотина. Я знаю историю про тебя скотину
Когда ты закрылся в комнате и трогал кого-то там за вагину! Ошибка
а вот этого не надо, этого не надо я богобоязненный гражданин
на рожон не лезу, держу залупу в глубине своих штанин
ну конечно! Говорит. Само целомудрие… ведет себя как дикий олень…
на стену лезешь, говорит, если не потрахаешься четыре раза в день
ты же умнее всех. Написал две главы романа! Ебите меня семеро
Знаю я вас гениев хреновых… сраное племя…
Да ты же всех ненавидишь! Наверное, кажешься себе самым умым
Ты считаешь себя аполлоном, что ли подводным?
Новым ноем? Францем, блядь, Кафкой? Альбером Камю?
Жан Полем пипиркой? Джером Блядь Клапкой Джеромом?
Ты гусар что ли? У тебя совсем нет башки!
Сидишь как султан на унитазе и вешаешь на всех ярлыки!
Прояви, говорит, немного уважения к моим знакомым
Только и знаешь как злая гиена смотришь из панциря
Да что мы говорим, говорю? Загляни-ка лучше в свою голову…
сидишь в платье принцессы на куче бесполезной информации
и бесполезных знакомых, говоришь о кино это время препровождение
не стоит ни одной моей маструрбации не стоит ни одной но
Да я же люблю тебя дура! ты хочешь накрыть это в миг
Хочешь скормить меня блядЯм?! Вон они за окном
Распродают вагоны моих неснятых фильмов и не написанных мною книг!

Внутренний голос

Мне не очень-то нужны все эти ваши скучные пошлости, мой жестокий юмор
думать о людях, о тупости и прочем говне, я кирял бы пока не умер
трахался бы по семь раз на дню, ходил бы на пруд, смотрел на уток, плюнул
но внутренний голос, говорит, парень, ты с дуба рухнул, побойся бога, дурень
обличай говорит он, пиши, так чтобы взрывать мозги кроме шуток
а потом сколько хочешь ебись, пей бухло и ходи на пруд смотреть уток
так что ваша имбицильная пошлость не отпразднует следующие именины
наш альбом будет последним гвоздем в вашем гробу, кретины

я родился опарышем в куче божьего дерьма. с опарыша спрос не большой -
суемудрию чужд, вожусь в дерьме целыми днями и все, вроде бы, все хорошо
и даже к смраду привык, смирился с наглостью навозных жуков, но тоска, брат, тоска
начал я пить со скуки и от праздности писать, как мне шкура моя немила
я не то, чтоб скулю – нет, ни в коем случае – просто, будучи злым, жить веселее
а поводов уйма – в куче дерьма-то: от дождя и политики до фейхуевого варения
так что ни одна ваша пустяковая глупость не останется без моего внимания
наш альбом будет толстенным хуем в вашем заду, кошки драные.

Шикарная жизнь

Шикарная жизнь, книги, автобусы
университеты, работы с низкой зарплатой
табуреты, черные и белые полосы
люди-гении, дегенераты
ожидание смерти в длинной очереди
ожидание новой скучной серии
опять обещания: что угодно, Господи
находясь в кожвендиспансере
соседи, пешеходные переходы
открывается много новых магазинов
перепады настроения или погоды
фрукты, овощи, воды и вина
желание спать или повеситься
или, может, написать стихотворение
все будет по-моему, если на лестнице
случайно угадаю, сколько ступенек

Шикарная жизнь, кремовые розочки
И никакой меланхолии – просто
То же урчанье в животе, переменная облачность,
Те же менты, перекресток
В сквере те же качели, обоссанные березы
Те же продавщицы с недоебом в киоске
Тот же поребрик, та же дорога,
Где красный свет горит намного
Дольше и ярче зеленого
Те же девочки в колготках капроновых
Сладкая жизнь – плююсь
С неба скучающе капает уксус
Мир мне кажется вполне сносным
Просто, наверное, поседею рано
Приду в институт, повешу куртку на гвоздик
Может, успею на бесплатную манку.

Быть плохим человеком

Я хочу быть плохим человеком, таким, чтобы
Ни у одного филантропа, ни у одной кришнаитской жопы
Не повернулся бы язык сказать "Да он славный малый"
Я бы всегда болел корью, только чтобы люди от меня заражались
Какое искушение сорвать с лавочки надпись «окрашено»,
Или вот приоткрыть канализационный люк рядом с детским садом
Какой зануда придумал любить детей и уважать старших?!
Никаких сюсюканий-улюлюканий
- хочу быть честным гадом!
Вот идет пышногрудая женщина
- ах как хочется окурок кинуть ей в декольте
«Извините, не подскажите, где здесь свадебное агентство?»
- Знаю, в пизде!
Я хочу слепым ставить подножки, ссать на спящих бомжей
Пожар никогда не испортишь маслом, санузел не загубишь пачкой дрожжей
Но совесть-сука! Сука-совесть! Вставляет мне палки в колеса
Из-за нее я никогда не смогу стать человеком свободным, счастливым
Совесть-сука, сука ты, совесть. А я ведь так и подохну
Треклятым порядочным гражданином.

Я хочу быть плохим человеком, плохой человек не сделает добра
у меня была бы наложница, над которой я б издевался до утра
после анального секса прямиком в рот , без гигиенических процедур
паскудная феерия, приготовь, дорогая, выпить, у меня перекур
к утру я уже сияю от радости, можно начинать выходной день
издеваться над меньшинствами, отбирать конфеты у детей
мучить пенсионеров, убить несколько кошек, приятны любые беды
только не увлекаться, чтобы не опоздать помучить наложницу к обеду
в будние дни, был бы полон сил, я бы любил свою работу
я работаю на шоколадной фабрике и у меня есть кое-какой доступ
с грязной, не помытой на выходных, залупы, катышками начинять шоколад
улыбалась бы вам перспектива? есть ботончик со вкусом мошонки?
Но совесть-сука! Сука-совесть! Вставляет мне палки в колеса
Из-за нее я никогда не смогу стать человеком свободным, счастливым
Совесть-сука, сука ты, совесть. А я ведь так и подохну
А я ведь так и умру христианином.

Я ненавижу таких людей

Я ненавижу таких людей, как вы. Ненавижу вашу веслоухую физиономию.
Вы напоминаете мне, что я неудачник и что я живу в аду.
Вы видели, как вы едите бутерброды Вы не нравитесь мне своим самодовольством.
Вы, наверное, из тех людей, которые хвастаются своими постельными подвигами
А по мне, так вы злостный онанист. И даже хуже.
Меня еще бесит в таких людях то, что вы всегда отрицаете это.
Хотя я отчетливо представляю вас, мастурбирующим над глянцевым журналом в уборной.
Мне особо отвратительна ваша привычка говорить с умным видом
о вещах, в которых ничего не понимаете. Лучше бы почитали какого-нибудь
Грибоедова. Конечно, вы не виноваты, что и внешне вы очень уродливы,
но этим вы меня тоже раздражаете. Я вообще не хотел бы больше вас видеть.
Исчезните, пожалуйста, а то вы так сильно напоминаете меня.
Ад преследует когда я думаю за утренним чаем, моюсь в ванной
когда подъезжает поезд метро ад пронзает от мозга до ануса
старый добрый лукавый тянет в окно, у него имеются посчет меня планы
как все писатели, я неудачник, я писатель, как и все неудачники

Я могу понять всех и каждого, ведь мы слеплены из одной ушной серы
Но я устал уже лазать по канализациям своей черепной коробки
Устал сражаться там со слизкими тараканами-мутантами. Извините,
на ваших чудищ с шестью жопами каждое у меня тупо не хватит рук
А если бы и хватило, все равно не помог бы наверное
Ну раз место в метро уступлю, но на крест не полезу, будьте уверены
Да потому что вы разгуливаете по улицам родного ада с зеркальными рожами
На кого ни посмотришь – в каждом видишь свое рогато-хвостатое отражение
Знаете, я бы всех таких, как вы, поселил бы в один город
И сбросил бы на него прямиком из космоса какой-нибудь спутник
Сделал бы это в воскресение, когда вы все пойдете к сатане на мессу, вот так
Чтобы больше не прищемляли мне хуй своими жопами. Поняли!
Когда я онанирую, ад щурится, подглядывая из унитаза
Когда еду в лифте, по тросам шахты лазает, яйцами трется, лязгая
Когда ставлю чайник, ад из розетки мне жопу показывает
Как все писатели, я неудачник, я писатель, как и все неудачники.

Гришковец и собака

Гришковец съевший собаку превращается в собаку съевшую Гришковца
Гришковец съевший собаку превращается в собаку съевшую Гришковца
Гришковец съевший собаку превращается в собаку съевшую Гришковца
или случай с Акакий Акикичем, сломавшим шею, пытаясь у себя отсосать

хочется жить, имея здоровый дух, здоровое тело и целую сраку
но моя женщина слишком много говорит по мобильнику, и скоро мы умрем от рака
по улице средь бела дня разгуливают лоснящиеся гомы оскаруайльдовского типа
мечты о маленькой миленькой пивоварне, мысли о маленьком миленьком клиторе
мы весь день богохульничали и ржали, но молния с неба нас не порешила
отец соседа по комнате пришлет ему денег - два дня проживем с шиком
еще бы хорошего кино, хороших книг, чтобы вокруг были люди неглупые
порногрфию с красивыми актрисами, онанизм без мыслей о съемочной группе
слишком много безвкусных афиш, люди больше не отличают член от банана
моноспектакли, наше кино, популярность Евгения Петросяна
я пока еще не нашел себя в искусстве, хотя это звучит пафосно и тупо
к тому же, пока мне хочется мяса, я в рот бомбил этот культурный ступор

Я давно не обезьяна – мне хочется больше жрать и меньше работать
Скоро я научусь дристать нефтью, только жрать уже не будет охоты
Нищета или роскошь, забудьте – скоро у всех всего будет поровну
Мне уже снится седьмой пылесос, у меня есть все, кроме светло-зеленого
Послушайте, я написал стихотворение, там бог – смотрите, между строк
Ой, извините, что потревожил, приду, когда кончится это чудное ток-шоу
Слышал, в древности, кто-то писал музыку, глухим будучи, имени не помню
А я пляшу в экстазе, обожравшись спидов, молочу свои уши мэфкором.
Лучше я запрусь в туалете, пока люди с тестом вместо мозгов не вышибут дверь,
Встретимся после рекламного блока. Я консервным ножом вскрываю чакры себе.
Ведь скоро прилетит в голубом вертолете какой-нибудь волшебник-Христос
И, снося лопастями наши вздорные головы, бесплатно покажет, что такое пиздос

А пока можно лузгать семечки под фильм какого-нибудь семита про любовь без конца
Гришковец, съевший собаку, превращается в собаку, съевшую Гришковца
Гришковец, съевший собаку, превращается в собаку, съевшую Гришковца
Гришковец, съевший собаку, превращается в собаку, съевшую Гришковца.

Козий трахальщик vs ягненок

Если, кто не заметил, помимо меня, в ночных грузчиках читает еще один гнус
Выросший на всяких рабах лампы и бьерках, он делает нам музыку – скажите пиздатый минус?
Его зовут Эл или, как он себя называет, «красавчик Эл», парень от себя не по хуйне охуевает
Он гордится, что может делать кунилингус губой, а еще гордится руками, как у моряка Папая

угомони-ка больное воображение, какой красавчик Эл? ебнутый Стас, сам называет себя малышом тапазом
по желтым зубам, обезьяньему лбу и тупому смеху вы его узнаете сразу
не нравятся коллажи которые я делаю? сделай лучше, бренчит на вонючей гитаре,
целый день этот сраный маляр, или пишет про то, как серые девятиэтажки небо заражают

Не ценишь поэзию? мужлан! Утопил меня с макушкой в шите, но не тут-то было
И вот я уже такой монструозный в своей правоте выныриваю из дерьма, как Годзилла
И вот что я хочу спросить у тебя – когда ты прекратишь писать оды своему члену? – да если бы
Его у тебя не было, ты писал бы разве что для Александра Буйнова песенки

лучше бы ты не говорил о поэзии, ведь рискуешь опять не отличить жопу от пальца
как козий трахальщих ягненка я нашампурю на этом поле такого как ты уебанца
взрывать мозг, дело не для человека три книги прочитавшего, тут надо знать тонкости
на фоне моей гениальности, никто даже и не разглядит твоей сомнительной одаренности

во-первых, ебалай, отличай коз от овец – козий трахальщик никогда ягненка не трахнет
ты лучше-ка, козий трахальщик, расскажи о своем с мужчиной половом акте
расскажи, как порезался о консервную банку и плакал "Я спидом болен! Успеть бы написать мемуары!"
Твою строчки рвут мозг, а мои душу, твои уже плесневеют – мои же, Эл, не умирают

про случай с банкой подло было упоминать, я же был с похмелья, был ранимый
и заруби себе на носу, гей споткнулся и упал ртом мне нахуй - тупая ты скотина
ты-то в глаза видел вагину? а что это у тебя за наколка на груди? Том Ерк?
мужское лицо, а вместо глаза сосок? ну ты и педрила, дай-ка, малыш Топаз, я ебну тебе разок.

  • 1
Это просто вынос мозга - в добром смысле .

  • 1